Главная » про Кино, Скоро

Морской бой (Battleship, 2012)


Поделиться в соц. сетях

26 марта 2012 Нет комментариев

Голливудские пришельцы хуже тараканов. Они лезут изо всех щелей и атакуют людей, где бы те ни были. В мегаполисах и в пригородах, в Америке и в России, на Земле и в космосе… И даже, как в новом блокбастере «Морской бой», посреди океана, во время международных флотских маневров. Как связана картина Питера Берга с популярной настольной игрой и что она может предложить искушенному ценителю лент об инопланетных вторжениях? Пора приглядеться к 200-миллионному линкору, который скоро выплывет на наши экраны!

Когда студия Universal объявила, что экранизирует «Морской бой», на страницы прессы обрушилась волна причитаний. Мол, в Голливуде кончились идеи, и теперь там экранизируют настольные игры. Полагаю, теперь всем заинтересованным наблюдателям ясно, что это не так. Питер Берг просто использовал популярный бренд, чтобы снять океанский блокбастер, который без поддержки компании Hasbro было бы невозможно профинансировать.

Премьера 19 АПРЕЛЯ

Тем не менее выход «Морского боя» все же показателен. Просто он показывает не голливудский идейный кризис, а то, как мало в мире сюжетов, понятий и концепций, которые объединяют посещающее кинотеатры человечество.

Вспомните перечни самых дорогих картин мира в пересчете на инфляцию. «Война и мир», «Клеопатра», «Унесенные ветром»… Когда продюсеры прошлого века хотели собрать в кинотеатрах всех, у кого были деньги на билеты, они экранизировали литературную классику или обращались к античной истории — общему наследию европейских государств и США. В наши дни, однако, это все менее и менее представимо. Потому что чем больше стран влияют на мировой бокс-офис, тем меньше у этих стран общих знаменателей. То, что хорошо известно в Америке, мало кому понятно в Китае. И наоборот. Я уж не говорю о глобальном падении интереса к классике — даже в странах, где ее изучение обязательно.

Что же нас объединяет, если прошлое с этой задачей не справляется? Прежде всего, общечеловеческие мотивы вроде любви, дружбы, предательства, мести. А кто на втором месте? Мировые бренды и знаменитые фильмы. Словосочетание «человек с iPhone» поймут больше зрителей, чем выражение «она похожа на Наташу Ростову». А цитату из «Звездных войн» узнают больше поклонников фантастики, чем цитату из Марка Твена или Чарльза Диккенса.

Конечно, Голливуд это обедняет. И, конечно, всемирно известные настольные игры — худший источник цитат и вдохновения, чем классические книги и исторические исследования. Но такова плата за всемирный успех. Либо вы ограничиваете свой кругозор, подстраиваясь под зрительские знания и интересы, либо снимаете кино «не для всех». Классическая голливудская дилемма, которую глобализация сделала куда более выпуклой, чем во времена, когда продюсеры могли зарабатывать на скрупулезном воссоздании классики, а актрисы становились известны, сыграв Анну Каренину, а не девушку с пистолетом (дрыном, мечом, бензопилой) из популярной видеоигры.

В НАШУ ГАВАНЬ ЗАХОДИЛИ КОРАБЛИ…

В отличие от России, где флот всегда был на втором месте после сухопутной армии, Америка издавна была морской страной. Океанские суда доставляли в США переселенцев, снабжали американцев европейскими товарами и африканскими рабами, вывозили в Старый Свет хлопок и золото… А когда Америка превратилась из провинциального фронтира в поначалу региональную, а затем мировую сверхдержаву, флот стал ее главным оружием влияния. Ведь даже в эпоху мощной авиации армию 60-тонных танков «Абраме» из США в Ирак по воздуху не перекинешь.

Казалось бы, американская любовь к флоту неизбежно должна была выразиться в десятках, сотнях голливудских картин о морских баталиях. Но не тут-то было. Конечно, вы с легкостью вспомните множество подводных лент вроде «Охоты за «Красным Октябрем»». Но вот надводное направление жанра представлено преимущественно «Пиратами Карибского моря» и родственными «парусными» постановками. Если же вы хотите полюбоваться на сравнительно современное боевое судно, вам придется довольствоваться немногочисленными «юбилейными» лентами о Второй мировой наподобие вышедшего в 1976-м «Мидуэя» и фильмами типа «В осаде», где действие развивается на авианосце, но морских сражений как таковых нет.

В чем же дело? Как обычно, в бюджете. Реалистично показанное надводное морское сражение — очень дорогое удовольствие, недоступное большинству режиссеров(подводные битвы создавать проще, так как большую часть ленты можно снять на твердой земле, в декорациях субмарины). Если же продюсеры все же нашли необходимую сумму, они не могут потратить ее на подарок поклонникам флота. Они должны выпустить общедоступный блокбастер, рассчитанный на всемирного зрителя. Но кто и с кем в таком кино будет воевать?

Когда речь идет о войне на суше, вы всегда можете выбрать страну, где билеты не покупают. Например, в ремей-ке боевика 1980-х «Красный рассвет» злодеев сперва сделали китайцами, а затем, опомнившись, перекрасили в северокорейцев. Но заслуживающие уважения флоты были и есть лишь у крупных, богатых держав, и во всех этих странах много зрителей. Которым вряд ли будет приятно смотреть, как их предков (если кино историческое) или их братьев (если кино современно-фантастическое) расстреливают из пушек доблестные американцы.

Кстати, о пушках. В отличие от сухопутных сражений, где на исход битвы может повлиять множество факторов, в открытом море техническое и количественное превосходство обычно гарантирует победу, И поскольку Америка вот уже более полувека обладает самым сильным в мире надводным флотом, то современный фильм о морских баталиях США с любой другой страной трудно сделать драматичным. Недаром голливудские режиссеры так любят Перл-Харбор и несколько последующих месяцев боевых действий, когда война с Японией шла почти что на равных.

Вот и выходит, что если постановщик хочет снять современный фильм о битве в океане, то он натыкается на такое количество проблем и ограничений, что бросает это дело и выбирает сюжет попроще. Или переключается на парусники и пиратов. Или погружается на глубину и расчехляет ядерные ракеты подводного старта.

Однако из любой ситуации есть выход, и «кризис надводной войны» -не исключение. Рецепт спасения жанра придумал один из голливудских постановщиков, который заметил, что если добавить в картину волшебный ингредиент «инопланетяне», то в XXI веке можно сделать почти что угодно. Даже перенес действие голливудской ленты в Москву и, несмотря на это, окупить расходы на производство. Как это в прошлом году случилось с «Фантомом».

МОРСКОЕ НАШЕСТВИЕ

Режиссера, который догадался соединить морское сражение с фильмом о пришельцах, звали Питер Берг. В середине 1980-х он переехал из Нью-Йорка в Голливуд и сделал актерскую карьеру, но не добился большего, чем пять сезонов в команде популярного медицинского ТВ-сериала 1990-х «Чикаго Хоуп». Поэтому во второй половине 1990-х Берг переквалифицировался в продюсера и режиссера и снял свой первый полнометражный фильм — черную комедию «Очень дикие штучки».

Будь на дворе не 1998-й, а 2008-й, сходные по сюжету с «Мальчишником в Вегасе» «Штучки» могли бы стать мировым хитом. Но тогда культурный климат был иным, и дебют Берга не смог даже окупить 10-миллионные расходы на производство.

Такая же судьба постигла и вторую ленту постановщика. Вышедшее в 2003 году «Сокровище Амазонки» с Дуэйном «Скалой» Джонсоном обошлось инвесторам в 80 миллионов, заработало всего 50 миллионов и подтвердило критикам и продюсерам, что Берг такой же режиссер, как и актер, — второстепенный.

К счастью для себя, через год после «Сокровища» Берг снял школьную спортивную ленту «Огни ночной пятницы», малопонятную за границей, но столь близкую сердцам американцев, что «Огни» заработали 60 миллионов долларов и в 2006 году превратились в популярную телевизионную драму.

Впрочем, подлинный вкус голливудского успеха Берг узнал лишь в 2008-м, когда снятый им ироничный супергеройский фильм «Хэнкок» заработал более 600 миллионов долларов. Конечно, в первую очередь благодаря не режиссерскому мастерству Берга, а актерскому обаянию Уилла Смита.

На амбициозных режиссеров масштабные блокбастеры действуют как наркотик. Поэтому, завершив работу над «Хэнкоком» и вновь погрузившись в мир среднебюджетного кино, Берг понял, что должен поставить еще одну грандиозную ленту. Но какую? Тут-то ему, давнему поклоннику военной истории, и пришла в голову идея фантастической картины, в которой пришельцы-разведчики, изучающие ресурсы земных океанов, натыкаются на международную флотилию под американским командованием.

Чем такой сюжет был лучше, чем обычные сюжеты военно-морского кино? Прежде всего, он позволял показать современный флот, а не мучить зрителей уроками истории. Во-вторых, раз злодеями картины должны были стать инопланетяне, то лента не могла никого обидеть. Кроме пришельцев, которые если и смотрят голливудские постановки, то вряд ли платят за билеты. Наконец, сделав главными героями американских моряков, Берг мог изобразить их «слабаками» в сравнении со злодеями. А чем очевиднее преимущество злодеев, тем больше героизм тех, кто все же одерживает победу над злом.

Хотя Берг был уверен, что сможет превратить свой сюжет в «конфетку», он прекрасно понимал, что крупная студия эту идею не купит. Ведь картина требовала колоссальных затрат, а вкладываться в оригинальные сюжеты голливудцы не любят. Вот если бы Берг экранизировал бестселлер, снимал ремейк, готовил сиквел… Что угодно, лишь бы была привязка к чему-то, что уже доказало свою коммерческую состоятельность.

Такой привязки у Берга не было, но он легко мог ее изобрести. Достаточно было лишь немного подумать: «Морское сражение, морское сражение… Морской бой!» Не «Гарри Поттер», конечно, но тоже всемирно известный бренд, да еще и с почти столетней историей.

ИГРА НА МИЛЛИОН

Историки не знают, кто первый придумал расчертить бумагу, нарисовать корабли и азартно кричать «Ранен!» и «Убит!». Однако, судя по всему, «Морской бой» был изобретен в первые десятилетия XX века, перед началом Первой мировой или сразу после нее. Кстати, по одной из версий, игра впервые появилась в России и попала на Запад вместе с офицерами-белогвардейцами.

Как бы то ни было, вскоре после возникновения «Морской бой» покорил весь цивилизованный мир. Но если в России он так и остался «бумажной» игрой, то в Штатах компания Milton Bradley в 1967 году превратила его в настольную игру, с доской и фишками. И когда сейчас американцы говорят о «Морском бое», они обычно имеют в виду настольные версии, со временем обзаведшиеся электронной начинкой и звуковыми эффектами.

В 1984 году Milton Bradley была куплена корпорацией Hasbro, владелицей прав на «Трансформеров» и многие другие игрушечные бренды. Именно поэтому Берг решил назвать свой фильм «Морской бой»: «Раз Hasbro заработала миллионы на фильмах о трансформе-рах, она захочет вложиться в новый «игрушечный» проект». Благо, что новый «Бой» был сконструирован по тем же лекалам, что и сериал Бэя, — фантастический сюжет, динамичный экшен, реклама американской армии.

Интуиция режиссера не подвела -Hasbro действительно дала «добро». Так что летом 2009 года было объявлено, что «Морской бой» будет совместным проектом Берга, Hasbro и студии
Universal, искренне завидующей «трансформерным» успехам Paramount.

Как только стало известно, что в Голливуде готовится киноверсия «Морского боя», на Берга и его партнеров обрушился водопад критики. Журналисты, юмористы, известные режиссеры… Все в один голос твердили, что более бредового проекта придумать нельзя и что если мейнстримный Голливуд докатился до экранизации настольных игр, то его может спасти только революция.

Берг, однако, помнил, что аналогичные выпады в адрес «Пиратов Карибского моря»(экранизация диснеевского аттракциона!) не помешали фильму стать международным хитом. Так что он не тратил время на газетные перепалки, а изо всех сил трудился над лентой, которая должна была посрамить скептиков.
ГЕРОИ В КЛЕТОЧКАХ

В прошлом Бергу доводилось писать сценарии, но «Морской бой» оказался столь сложной картиной, что у режиссера не было времени на сочинение диалогов. Так что постановщик поручил сценарий братьям Эрику и Джону Хоберам, ранее написавшим гангстерскую комедию «Монтана» (не путать с одноименной российской лентой!), триллер «Белая мгла» и комедийный боевик «РЭД».

Пока Хоберы корпели над текстом, Берг вместе с художником-постановщиком Нилом Списаком («Хэнкок», «Человек-паук») и другими членами своей команды придумывал пришельцев и их технику. Поскольку, как уже говорилось, абсолютное военное превосходство инопланетян обрекло бы морское сражение с ними на неудачу, Берг решил сделать своих «вторжен-цев» могучими, но понятными и уязвимыми — не суперзлодеями и не монстрами, а гуманоидными «солдатами будущего», использующими футуристическое оружие, которое со временем может появиться на вооружении американской армии. Проще говоря, берговские инопланетяне — дальние родственники Хищников.

В числе прочих агрегатов инопланетяне «Морского боя» привезли с собой генераторы силового поля, которые, когда пришельцы были обнаружены, закрыли владельцев от окружающего мира. Инопланетяне рассчитывали, что силовые поля позволят им спокойно завершить опись земных богатств и подготовить плацдарм для массового вторжения. Однако они не учли, что вместе с их кораблями под силовой купол попали несколько земных военных судов. Тут-то и начался «морской бой», причем по всем игровым правилам. Так как, прежде чем уничтожить инопланетян, земляне должны были их отыскать. Непростая задача, поскольку у пришельцев нашлись противора-дарные установки и прочие системы маскировки.

Сведя к минимуму привычные для жанра массовые разрушения и масштабные боевые действия (помните «День Независимости», «Битву за ЛосАнджелес» и «Войну миров»?), Берг сделал ставку на захватывающую, но «ограниченную» войну в замкнутом пространстве. На бюджете фильма, однако, это не сказалось — режиссер все равно потратил 200 миллионов долларов. То есть лишь немногим меньше, чем инвесторы вложили в «Аватара». Теперь вы понимаете, почему голливудские продюсеры не любят съемки надводных сражений?

Конечно, вы можете предположить, что большая часть бюджета перекочевала в карманы приглашенных звезд. Однако это не так, поскольку в «Бое» лишь один исполнитель с мировым именем — бывший учитель Оби-Вана Кеноби и Бэтмена, а также многократный голливудский богЛайам Нисон. Берг доверил звезде роль адмирала Шейна, который командует учениями, не попадает внутрь силового поля и, к своему большому сожалению, оставляет подчиненных один на один с инопланетянами. Бесспорно,это важная для сюжета роль, но за такую работу треть бюджета не отстегивают.

Кто же в «Морском бое» спасает Землю? Прежде всего, новая голливудская надежда Тейлор Китч из «Джона Картера», которого Берг в будущем планирует снять в военной драме «Единственный выживший», рассказывающей об американских морпехах в Афганистане. Отметим, что режиссер не позаимствовал Китча у Стэнтона, а открыл молодого актера в сериале «Огни ночной пятницы». Как и в «Картере», Китч у Берга сыграл смелого, талантливого, но отнюдь не безупречного молодого офицера Алекса Хоппера, которому внезапная война с пришельцами помогает духовно вырасти, осознать свой командирский долг и избавиться от юношеской бесшабашности.

Для многих американцев война — семейная профессия, и Алекс на флоте не одинок. Вместе с ним служит его старший брат Стоун Хоппер, капитан эскадренного миноносца и один из участников сражения в силовом поле. Эту роль Берг отдал шведу Александру Скарсгорду, сыну Стеллана Скарсгорда и звезде сериала «Настоящая кровь». Те, кого вампиры не интересуют, могли видеть скандинава в «Соломенных псах» и «Меланхолии».

Как поется в песне, для солдата главное, что его ждет дома любимая. Алекс Хоппер, конечно, не солдат, а офицер, но любимая его все-таки ждет. И не какая-нибудь случайная красотка, а Саманта Шейн, дочь персонажа Нисона. Она же — фотомодель Бруклин Деккер, недавно дебютировавшая в романтической комедии «Притворись моей женой». Поскольку Саманта участия в битве с пришельцами не принимает, трудно сказать, насколько большая у нее роль в «Бое». Впрочем, ждать и надеяться — это тоже важная работа.

Наконец, роль служащей под началом Алекса старшины Райке Берг доверил певице Рианне, уроженке Барбадоса и обладательнице шести «Грэмми». Ранее девушка в кино не снималась, но режиссер счел ее достаточно харизматичной, чтобы сыграть маленькое создание с большой пушкой (не в смысле «пистолет», а в смысле «крупнокалиберное корабельное орудие»).

Первоначально предполагалось, что «Бой» будет сниматься у побережья Австралии. Но местные власти отказались предоставить голливуд-цам налоговые поблажки, и те патриотично организовали съемки на Гавайях, на островах Мауи и Оаху. При создании спецэффектов активно использовалась компьютерная графика, созданная студией Industrial Light & Magic, но во многих сценах военные корабли и моряки были самые настоящие, предоставленные американским флотом. Ведь для военных фильмы вроде «Морского боя» и «Траноформеров» — отличная реклама службы по контракту. Мол, даже если с пришельцами не повоюете, то по крайней мере в кино сниметесь!

Теперь, когда «Морской бой» завершен и готов к выходу на экраны, Питер Берг и его продюсеры верят в успех фильма, но не планируют другие экранизации настольных игр. Ведь не в каждую из них можно добавить пришельцев. Впрочем, Ридли Скотт три года назад пообещал нам экранизацию «Монополии». И как знать, может быть, через несколько лет Hasbro будет таким же мощным кинобрендом, как сейчас Marvel. Как говорится, человек предполагает, а Голливуд располагает.

Морской бой смотреть трейлер:

Морской бой кадры из фильма:

 / Борис Иванов / 

Новости наших партнеров :


Комментирование закрыто.