Главная » про Кино, Скоро

Фильм Ворон 2012


Поделиться в соц. сетях

26 марта 2012 Нет комментариев

Что может быть страшнее ожившего ночного кошмара? Только оживший ночной кошмар гениального автора хорроров. Такого, как Стивен Кинг, Говард Лавкрафт или основатель жанра Эдгар Аллан По. Но если фильмы, сталкивающие Кинга и Лавкрафта с их творениями, все еще ждут своих продюсеров и режиссеров, то как передают мировые новости триллер «Ворон», в котором По расследует убийства, копирующие его самые жестокие фантазии, уже готов к выходу в украинский прокат. Чего ждать от этой постановки и почему ее создатели не стали снимать обычную экранизацию? Чтобы ответить на эти вопросы, мы отправимся за кулисы фильма, который уже сравнивают с «Пилой», «Семью» и «Мизери»!

СУМРАЧНЫЙ ГЕНИЙ

Эдгара Аллана По редко сравнивают с Александром Пушкиным, однако у этих двух великих творцов было удивительно много общего. Оба жили в первой половине XIX века. Оба воспитывались в состоятельных семьях, но всю жизнь нуждались в деньгах. Оба были первыми в своих странах прославленными профессиональными писателями. Оба заигрывали с государственной службой, но прославились как частные лица. Оба трепетно любили своих жен (что в XIX веке было редкостью). Оба с равным блеском писали стихи и прозу. Оба прожили короткую, но яркую жизнь. И, наконец, оба подарили своим национальным культурам то, в чем те остро нуждались.

Другое дело, что если Пушкин был «солнцем русской поэзии», то По был черной тучей американской словесности. Но в этом-то и заключался его уникальный вклад. Ведь Америка с самого рождения была цивилизацией утопизма и оптимизма. Конечно, одни американцы верили в христианский рай на земле, другие — в политическую гармонию, а третьи настаивали, что нужно раскрепостить человека, чтобы выпустить на свободу его внутреннюю добродетель. Но все считали, что в Америке не место унынию и что окончательный триумф добра — лишь вопрос времени и прилагаемых усилий.

По же и другие американские «темные романтики» доказали, что мрачная словесность — не симптом европейского разложения, а неотъемлемая часть любой культуры, глубоко исследующей человеческую душу. Потому что страх, уныние, ярость — такие же важные чувства, как любовь, радость и сострадание, а смерть, упадок и поражение — такие же постоянные спутники человечества, как жизнь, расцвет и победа.

Чтобы писать о чем-то, не обязательно испытать это в жизни. Но По не мог похвастаться тем, что знает о скорби, неудачах и одиночестве лишь по книгам и рассказам знакомых. Его неприятности начались, когда вскоре после рождения мальчика в 1809 году его отец-актер оставил семью. Год спустя миссис По, тоже актриса, умерла от туберкулеза, и двухлетнего Эдгара взял в свой дом виргинский купец Джон Аллан.

Казалось бы, мальчик вытащил счастливый билет — Алланы могли обеспечить Эдгару куда более обеспеченную жизнь, чем актеры бродячего театра. Но, взяв на себя ответственность за малыша, мистер Аллан так и не смог его полюбить как родного. Он даже официально не усыновил Эдгара, хотя и дал ему свою фамилию. А поскольку дети такие вещи тонко чувствуют, то ни нарядные костюмы, ни собственная лошадь, ни обучение в престижном британском пансионе не могли заменить мальчику родительскую любовь.

Тем не менее детство По прошло без особых приключений — настолько это было возможно для порывистого и предприимчивого ребенка. А вот когда Эдгар поступил в университет, он всего через несколько месяцев самостоятельной жизни вдрызг разругался с опекуном. Формальной причиной конфликта считались карточные долги По, но это была одна из тех ссор, в которых денежные разногласия скрывают истинные, давно копившиеся противоречия.

Два года спустя, в 1829-м, Аллан потерял жену, которая в основном и заботилась о мальчике. После этого примирение Эдгара с опекуном стало невозможным. Они, правда, попытались наладить отношения, когда юноша отслужил два года в армии, и мистер Аллан настоял, чтобы Эдгар поступил в военную академию. Однако По не был создан для Вест-Пойнта, и, когда парня исключили из академии, Аллан отрекся от Эдгара. Тот, впрочем, уже не нуждался в Алланах, так как наладил отношения с отцовской родней из Балтимора, крупнейшего города штата Мэриленд.

Балтиморские По могли обеспечить Эдгара семейным общением и познакомить его с известными газетчиками. Однако зарабатывать на жизнь парень должен был сам, и у него это плохо получалось- Во-первых, в то время Америка не признавала английские авторские права, и потому издатели, хорошо зарабатывавшие на «пиратских» изданиях лондонских бестселлеров, не видели необходимости много платить писателям-американцам. А во-вторых, пристрастие По к спиртному, опию и морфию мешало ему удерживаться на руководящих должностях, которые ему поручали редакторы, восхищенные его умом, талантом и вкусом. Поэтому По при жизни был в основном известен как литературный критик — интересная, но низкооплачиваемая работа.

В 1835 году По совершил самый странный поступок в своей жизни. 26-летний писатель женился на своей 13-летней кузине Вирджинии Клемм. В наши дни эту свадьбу часто оправдывают тем, что в XIX веке 13-летняя невеста никого не удивляла, однако это не так. Что было возможно среди крестьян, то считалось незаконным в большом городе, и По для заключения брака представил ложное свидетельство о том, что девочка достигла совершеннолетия. Неправы и те, кто полагает, что Эдгар, знавший Вирджинию с семи лет, питал к ней исключительно братские чувства. Их отношения определенно были романтическими, хотя, по свидетельству знакомых, их первая брачная ночь состоялась лишь через три года после заключения брака.

Литературная жизнь По началась с поэзии, однако, женившись, он сосредоточился на прозе, которая пользовалась большим спросом. В первое время По преимущественно сочинял юмористические рассказы, но затем нашел свое истинное призвание — хорроры вроде «Лигейи», «Колодца и маятника», «Бочонка амонтильядо», «Сердца-обличителя». В начале 1840-х он добавил в свой репертуар два новых для того времени жанра — научную фантастику и детективную прозу.

В 1842-м Вирджиния заболела туберкулезом, и следующие семь лет прошли для По в ожидании неизбежного угасания жены. Не то чтобы он не пытался ее вылечить, перевозя Вирджинию то в один, то в другой город со «здоровым» воздухом. Но пессимист в его душе всякий раз побеждал оптимиста, и потому По начал сочинять произведения о потере возлюбленной за несколько лет до ее смерти. Так, знаменитое стихотворение «Ворон» было написано в конце 1844 года, а Вирджиния скончалась лишь в январе 1847-го.

После смерти жены По провел два года в состоянии, которое точно описывается словами «маниакальная депрессия». Он то лихорадочно пытался найти новую музу, то проводил дни в обществе бутылки, а в 1848-м чуть не умер от опия. Исследователи до сих пор спорят, была ли это передозировка или попытка самоубийства. Тем не менее По продолжал писать. Причем не только элегии, но и сатирические рассказы.
Развязка казалась предсказуемой, но оказалась неожиданной. 27 сентября 1849 года По выехал из Ричмонда, столицы Виргинии, в Нью-Йорк, а 3 октября его заметили на улице Балтимора в невменяемом состоянии и в чужой одежде. Четыре дня спустя он скончался в больнице, так и не объяснив, что случилось. Газеты намекали, что По допился до смерти («Ворон» сделал писателя знаменитостью, и пресса следила за его жизнью), но лечивший писателя доктор утверждал, что от По разило чем угодно, но только не спиртным. И поскольку врачи XIX века не смогли установить причину смерти, то вопрос «от чего умер По?» до сих пор занимает как исследователей, так и людей искусства.

ШЕКСПИРОВСКАЯ ДРАМА

Одним из тех, кого вдохновила загадка смерти По, оказался третьестепенный ТВ-актер Бен Ливингстон. Еще в школе влюбившись в стихи и рассказы гения, он никогда всерьез не изучал биографию По. Пока однажды, в 1999 году, не узнал от друга, что никто не знает, от чего писатель умер.

Чем больше Ливингстон об этом думал, тем яснее ему становилось, что загадку смерти По можно превратить в занимательный триллер, который бы соединил кошмары писателя с его жизнью. Ничего оригинального в этом подходе, разумеется, не было. Практически все полнометражные экранизации произведений По существенно отходили от текста, и многие из них включали автора в число персонажей.

Почему? Потому что По считал, что литературный шедевр должен быть выверенным и кратким. Ни одной лишней буквы, ни одного лишнего персонажа, ни одного побочного мотива. Из-за этого все «хиты» По не подходят для близкой к тексту киноэкранизации. Они слишком коротки для полуторачасового повествования, и потому сценаристам приходится либо объединять несколько рассказов, либо разбавлять текст классика отсебятиной, либо соединять фантазию с биографией. Последний ход в кино был впервые использован в немой ленте 1915 года «Ворон», поставленной Чарльзом Брабином.

Ливингстон, впрочем, на оригинальность не претендовал. Ему надоело сниматься в эпизодах, и потому он хотел продать крупной студии сценарий о По и на время забыть о неудачных кастингах. Но поскольку он никогда прежде ничего не писал, то он рассказал свою идею хорошей знакомой, телевизионной сценаристке Ханне Шекспир (однофамилице великого британца).

В конце 1990-х Шекспир прозябала среди «Ронеток», помощниц сценариста «Человека дождя» и «В постели с врагом» Рональда Басса. Конечно, она не могла упустить шанс самой сочинить картину, а не помогать начальнику с мозговыми штурмами и сбором материала. Поэтому Шекспир согласилась работать в паре с Ливингсто-ном, и вскоре они придумали историю о серийном убийце, который в 1849 году вызывает По на детективный поединок, совершая преступления из рассказов классика.

Чтобы написать своего «Ворона», соавторам пришлось перелопатить вагон исторической литературы и чуть ли не выучить наизусть все художественные сочинения По (благо что их полное собрание помещается в один увесистый «кирпич»). Однако найти покупателей сценария оказалось куда сложнее, чем его сочинить. В итоге Ливингстон и Шекспир отчаялись -и занялись другими делами.

Со временем, однако, нашелся продюсер, которого «Ворон» увлек. Аарон Райдер начал свою карьеру с «Помни…» и «Донни Дарко», и он был одним из продюсеров «Престижа», так что его не пугали ни мрачность «Ворона», ни его родство с «Семью» Дэвида Финчера (в обоих

фильмах расследование становится для сыщика духовным испытанием), ни действие, развивающееся в Америке XIX века. При этом ему срочно был нужен готовый сценарий, который можно было запустить в производство на только что открытой студии FilmNation Entertainment, куда Райдера пригласили как генерального продюсера. Так что в 2008 году он вытащил «Ворона» из голливудского долгого ящика, стряхнул с него пыль и отправился на поиски постановщика.

КАК ВОРОН

Первым режиссером, работавшим с «Вороном», был Брэд Андерсон, постановщик психологической драмы «Машинист», для которой Кристиан Бейл похудел на 30 кг и стал похож на жертву Освенцима. Когда же Андерсон проект покинул, его возглавил австралиец Джеймс Мактиг, третий режиссер «Темного города», второй режиссер «Матрицы» и режиссер-постановщик «В значит вендетта». Конечно, Мактиг подпортил свою репутацию заплеванным критикой «Нинд-зя-убийцей», но он все еще один из лучших специалистов по современной готике. Так что его приглашение в историческую готическую картину было вполне логичным.

Когда Ливингстон и Шекспир сочиняли «Ворона», они были уверены, что роль По привлечет нескольких выдающихся актеров. Кто откажется сыграть классика, который пьет, употребляет наркотики и вынужденно расследует преступления? Предчувствие сценаристов не обмануло, и представительный кастинг на главную роль выиграл Джон Кьюсак, собаку съевший на образах запутавшихся интеллигентов и как раз достигший возраста, в котором современный голливудец может изобразить 40-летнего мужчину, родившегося до эпохи ботокса и «пластики».

Сочинив первые в истории мира детективные рассказы, По открыл несколько ключевых законов жанра. Один из них требовал всегда давать выдающемуся сыщику напарника. Как минимум для того, чтобы гению было кому объяснять свои методы. В наше время, впрочем, герои детективов часто оказываются не Холмсом и Ватсоном, а равными партнерами, каждый из которых приносит в общий котел свой уникальный талант.

Исходя из этого, сценаристы «Ворона»снабдили По не напарником-прихлебателем, а напарником-партнером в лице полицейского детектива Эмметта Филдса. Решительный, смелый, умный и предприимчивый человек, Филдс, вероятно, мог бы сам раскрыть дело о серийных убийствах, если бы преступления не были тесно связаны с сочинениями По и если бы их расследование не требовало консультаций с писателем. Изначально на роль Филдса хотели взять Джереми Рен-нера, но звезду «Повелителя бури» сейчас буквально рвут на части, и Реннер предпочел сняться в четвертой серии «Миссия невыполнима». Так что его место занял британец Люк Эванс, недавно сыгравший Арамиса в «Трех мушкетерах» и Зевса в «Войне богов».

Третью главную роль «Ворона» Мактиг доверил англичанке Элис Ив из «Слишком крута для тебя» и будущих «Людей в черном III». В некоторых публикациях вы можете прочесть, что Ив сыграла Вирджинию По, но это не так. На самом деле Ив изобразила вымышленную последнюю возлюбленную По по имени Эмили, которая пытается помочь писателю пережить утрату жены.

Прочие вакансии «Ворона» заполнили актеры с Британских островов -Брендан Койл (сериал «Аббатство Даунтон»), Брендан Глисон («поттери-ана»), Оливер Джексон-Коэн («Быстрее пули»), Кевин Макнолли («Пираты Карибского моря») и Пэм Фэррис (сериал «Лютер»), А также известный американский характерный актер М. ЭмметУолш и регулярно забредающий в Голливуд серб Сергей Трифунович.

Если обилие английских актеров в «Вороне» заставило вас предположить, что картина снималась в Британии, вы ошиблись. Поначалу ленту планировали снять в Балтиморе, но когда стало ясно, что нынешний Балтимор мало похож на город середины XIX века, продюсеры перебрались в материковую Европу и нашли подходящие городские виды в Праге и Будапеште. Чехия, однако, показалась голливудцам слишком дорогой, так что они остановились на Венгрии и провели там три напряженные недели, снимая на улицах Будапешта и в интерьерах зданий XIX века.
Второй месяц съемочного периода прошел в Сербии, преимущественно в павильонах двух белградских студий, обычно использующихся для работы над телесериалами. Поскольку Сербия в Голливуде не так известна, как давно обжитая американскими киношниками Чехия и входящая в моду Венгрия, гол-ливудцы с подозрением относились к своим славянским партнерам, а те, в свою очередь, делали все, чтобы американцы не сомневались в их компетентности и как можно чаще приезжали в южную Европу. И поскольку в итоге обе стороны расстались довольными друг другом, то вскоре можно ждать настоящую налоговую войну между бывшими соцстранами, в которой Чехия, Венгрия, Сербия и Болгария сразятся за право предложить голливудцам самые выгодные условия и получить львиную долю американских заказов.

Но это в будущем. В настоящем же у нас «Ворон», удостоенный рейтинга R за «кровавое насилие». Так что Мактиг снял не детский фильм для тех, кому лень читать По для занятий по литературе, а взрослое кино для ценителей триллеров, детективов и исторических хорроров. Но сможет ли экранная версия «Колодца и маятника» или «Погребенных заживо» выстроить такую же атмосферу кошмара, какую полтораста лет назад создали рассказы По? И встанет ли «Ворон» Мактига в один ряд с такими классическими лентами, как снятые в 1960-х пять хорроров Роджера Кормана, основанных на лучших рассказах классика? Ответы на эти вопросы нам еще предстоит найти. Впрочем, как учат нас творения По, даже неудача может быть интересной. И со временем найти свое место в культуре.

Ворон 2012 смотреть трейлер:

Кадры из фильма Ворон 2012:

 / Борис Иванов /  


Читайте так же :

Новости наших партнеров :


Комментирование закрыто.