Главная » История

Страницы истории: Шамотный завод и Белый дом


Поделиться в соц. сетях

11 апреля 2013 4 комментария
Лисичанский шамотный завод и Белый дом

Цементный завод. Фотография 1890-х гг. На переднем плане дом заводовладельца – Белый дом.

Из авторского жизнеописания Васильевой Елены Николаевны о периодах ее жизни, связанных с Шамотным заводом в Лисичанске.

В 1924 году, когда мне было два года, наша семья приехала в донбасское селение Верхнее, которое, несмотря на наличие в нем крупных промышленных предприятий, формально считалось селом. Впоследствии оно стало городом Верхним Лисичанского района Луганской области. Позже город Верхний вошел в состав Лисичанска.

Мы жили в районе шамотного завода в доме, принадлежавшему ранее владельцу этого завода, эмигрировавшему после 1910 года в Америку.

Изначально завод, построенный в 1885 году, производил цемент. Однако, в связи с ростом мощностей Черноморского цементного завода (Новороссийск), в 1882 году, его акционеры в 1896 году выкупили завод в Верхнем и закрыли производство.

Во время Первой мировой войны на этом заводе изготовляли взрывчатку. В 1924 году стали производить огнеупорный кирпич (шамот) для содовых печей завода «Донсода», а после 1935 года – и огнеупорные блоки (динас) для построенного рядом стекольного завода (Лисичанский механический стеклозавод).

Белый дом в 1947 году

Белый дом в 1947 году

Сразу после освобождения от немцев, в 1943 году, в одном из сохранившихся це-хов организовали производство каустической соды, т.е. едкого натра. Завод тогда назывался «Новый каустик».

В 1952 году в корпусах бывшего шамотного завода начал работать литейно-механический завод, на базе которого в 1966 году построен завод «Строммашина» (производство строительных машин и механизмов). С 2003 года завод называется «Лисичанский машиностроительный завод» (ЗАО «ЛисМаш») и является частным предприятием.

На  фоне Белого дома. Начало 1950-х гг.  Елена Николаевна (автор описания) с сыном Вячеславом

На фоне Белого дома. Начало 1950-х гг.
Елена Николаевна (автор описания) с сыном Вячеславом

В январе 1924 года большой двухэтажный жилой дом бывшего заводовладельца был заселен семьями работников завода «Донсода». При вселении наша семья была первой, и поэтому смогла выбрать очень удобную квартиру на первом этаже с водопроводом, с большой ванной комнатой и туалетом. Высота потолков – около 4-х метров. Почти все семьи стали обладателями индивидуальных помещений-погребов под домом, служивших холодильниками и овощехранилищами.

У дома – толстые стены из прочного красного кирпича. Однако после национализации наружные стены дома начали регулярно белить, поэтому местные жители назвали его Белым домом.

Дом расположен в живописном месте. С одной его стороны протекает речка Беленькая, а с другой – речка Рязанка, впадающая неподалёку в Беленькую (последняя впадает в Донец вблизи завода «Донсода»). В периоды частых разливов рек, в первую очередь Рязанки, появлялось ощущение, что дом находится на полуострове. Этому способствует рельеф – Рязанка течет в низине под крутой горой, и для разливов было достаточно пройти хорошему ливню.

Подъезд Белого дома, где раньше жила семья Васильевых. 11 августа 2008 г.

Подъезд Белого дома, где раньше жила семья Васильевых. 11 августа 2008 г.

Но в довоенное время даже в периоды спокойной воды в речках можно было купаться и плавать на лодках. Вода была очень чистая, и было много рыбы. Вокруг дома росли фруктовые деревья, высокие тополя и вербы. Рядом с домом был заводской клуб и летний кинотеатр.

Во время войны немцы выселили из Белого дома всех жильцов и организовали там публичный дом. Наша семья вместе со многими другими семьями во время оккупации жила в здании бывшей заводской бани.

После освобождения Лисичанска мы вернулась в свою квартиру. Здесь многое было разрушено и разворовано. В доме уже не работал водопровод, разбиты дубовые и кафельные полы, исчезла мебель и т.п.

В 1956 году наша семья получила квартиру в центре Верхнего, а моя мать еще оставалась жить одна в Белом доме до 1971 года, когда она окончательно переехала ко мне. Поэтому до этого времени я часто посещала Белый дом. Однако после 1981 года, после переезда на жительство в Харьков, в районе шамотного завода мне уже бывать не довелось.

Белый дом 17 апреля 2009 г.

Белый дом 17 апреля 2009 г.

Из лисичанской газеты «Новый путь», вырезку из которой прислали мне родственники, стало известно, что в январе 2003 года в Белом доме был пожар. Это произошло по неосторожности жильцов в одной из квартир второго этажа. Пожар потушили, но он был настолько сильный, что в этой квартире сгорел и обвалился пол вместе с деревянными перекрытиями.

По словам моего сына, побывавшего в Белом доме в августе 2008 года, здание находилось в заброшенном и полуразрушенном состоянии. В доме остался один единственный жилец, его зовут Иван Михайлович Рыбаков. В доме он жил с 1965 года. Примечательно то, что жил он в нашей бывшей квартире № 9, в которую, как сказано выше, в 1924 году первой вселилась наша семья.
В доме не было электричества, не работала водоразборная колонка, которую после войны сделали во дворе дома. В августе 1998 колонка еще действовала, а в августе 2003-м – уже нет, и Иван Михайлович ездил по воду на своих ржавых Жигулях («копейка») за два километра.

Развалины Белого дома

Развалины Белого дома. 13 августа 2011 г. ( Ш.48°52’32.32″С, Д. 38°25’34.96″В)

Однако после посещения Белого дома в апреле 2009 года мой сын оставил запись еще печальнее: «Уже издалека было видно, что 2009-й год станет для Белого дома фатальным. Как позже выяснилось, неизвестный хозяин продал дом кому-то на слом. С марта этого года здесь идут пожары – выжигают деревянные элементы строения. Виден дым в верхней части здания. Крыши нет, окна просматриваются насквозь, так как все внутренние перегородки и двери сгорели. Предприимчивые люди увозят на тележках уцелевшие стальные конструкции.

В бывшем нашем подъезде выгорело всё, включая полы на первом этаже, видны секции подвальных помещений. Привычных кованых перил на лестнице и красивых кафельных полов нет и в помине. «Охотники за металлом» сообщили, что Иван Михайлович покинул дом в марте и живет где-то на микрорайоне завода РТИ. Разрушен его кирпичный гараж, сожжены также все сараи во дворе, пострадали от пожаров и вековые деревья, окружавшие дом. Дом простоял 125 лет.»

/ Васильева Елена Николаевна /

/ Август 2011 г. /

Васильева Елена Николаевна. Урок истории. 1970-е гг.

Васильева Елена Николаевна. Урок истории. 1970-е гг.

Об авторе очерка

Васильева Елена Николаевна, 1922 г. р., работала в Лисичанске учителем истории в СШ №4, СШ №2 и СШ №3. Награждена знаками «Отличник народ-ного образования УССР» (1972 г.) и «Отличник народного образования СССР » (1976 г.).

Её имя упоминается в книге: Подов В.И., Полоз В.И. Лисичанск. Ист.-краевед. Очерк. Донецк: Донбасс, 1974. Ныне живет в Харькове и в свои 89 лет часто предается воспоминаниям, значительная и наиболее яркая часть которых связана с Лисичанском.

p.s. В сентябре 2011 года, мы получили письмо от сына Елены Николаевны — Вячеслава, в котором он просил опубликовать очерк на страницах нашего сайта. К сожалению, из-за технических проблем, была утеряна вся переписка с Вячеславом, его контактные данные, в том числе и сам очерк. Но совсем недавно, мы обнаружили резервную копию высланного материала, который мы сегодня и публикуем. К сожалению, контактные данные не сохранились, поэтому мы не может лично принести извинения Вячеславу, за такую задержку публикации, но надеемся, что он прочтет эти строки и войдет в наше положение.


Читайте так же :

Новости наших партнеров :


4 комментария »

  • Vilaer пишет:

    Деградация. Полная и бесповоротная. Колея от красного колеса..

    Thumb up 10 Thumb down 0

  • Svetlana пишет:

    Вы слышали притчу о раках, которых бросали в котел с водой, чтобы сварить? Когда температура поднялась до пятидесяти градусов, они начали возмущаться, что это невыносимо, и вспомнили о чудесных мгновениях, когда было всего сорок. Когда было шестьдесят, они принялись расхваливать доброе время пятидесяти. Потом – при семидесяти градусах – вспоминали про то, как хорошо было в шестьдесят, и так далее. Так вот, Леверне в тысячу раз лучше самого лучшего немецкого концлагеря, точно так же, как концлагерь без газовых камер лучше того, где есть эти камеры. Басню о раках полностью можно перенести на нас
    (c)Эрих Мария Ремарк

    Thumb up 7 Thumb down 0

  • Anatoly пишет:

    Спасибо Елене Николаевне за свидетельства и историческую справку. Посмотрите, как бережно Советская власть относилась к национализированному производственному активу — отпала нужда в порохе — производили шамот, динас, строительную технику, давали работу людям, соединяли труд с капиталом. И как на этом фоне выглядит разрушение содового завода современными экономическими варварами — ничего кроме извлечения металла и продажей его как металлолом не получилось.

    Thumb up 12 Thumb down 1

  • Вячеслав пишет:

    Я являюсь именно тем лицом, с которым, как сказано в постскриптуме, была утеряна связь, т.е. я сын Елены Николаевны.
    Был очень обрадован, увидев очерк на лисичанском сайте. Жаль, что этой радостью не смог поделиться с мамой – она умерла в январе 2012 г. Тем не менее, теперь память о Е.Н. Васильевой останется и во Всемирной паутине, за что я весьма признателен сотрудникам сайта.
    Не исключено, что этот очерк станет катализатором активности читателей. Ведь история города складыватся не только из монографий специалистов. У многих жителей Лисичанска, очевидно, есть свои семейные архивы с документами и фотографиями, что-то хранится в памяти старожилов – и это может стать достоянием страниц истории, отражающих какие-то периоды в жизни города, его жителей и городских объектов.

    Полностью меня зовут – Вячеслав Иванович Булах, 1942 г.р. bulahvi@ukr.net
    Мой отец – Иван Михайлович Булах в 40-50-х гг. был директором СШ №4, а затем работал завучем в Лисичанском педагогическом училище. Он умер в 1956 г.

    Thumb up 14 Thumb down 0