Главная » Новости

Такого отребья, как в Донбассе, нигде в Украине при власти не было, — Георгий Тука


Поделиться в соц. сетях

2 октября 2015 15 комментариев

Tuka 03Глава Луганской военно-гражданской администрации Георгий Тука рассказал Фокусу, почему в Луганской области сейчас нельзя проводить выборы, почему Украина не может заблокировать «ЛНР» и каким он видит будущее оккупированных территорий

Георгий Тука обладает значительной властью: его не контролирует давно распущенный областной совет, и по многим вопросам он может лично обращаться к президенту. За два с половиной месяца работы Тука не делал «резких движений», направленных на блокаду области, за которую выступал до своего назначения. Фокус задал несколько вопросов Луганскому «генерал-губернатору», отправившись в новую столицу области — Северодонецк.

— ЦИК определила, что выборы не будут проводиться в 91 местном совете Донецкой области и в 31 местном совете Луганской области. Удовлетворены ли вы этим решением?

— Нет. Ведь власть в Донбассе не поменялась, а такого отребья, как здесь, нигде в Украине при власти не было. И если мы проведём выборы, то дадим тем, кто вчера организовывал псевдореферендумы, ещё один шанс. Причём они будут не только выдвигать свои кандидатуры, но и считать голоса. А организовать всё так, чтобы исключить фальсификации в области, где идёт война, за такой короткий срок нет возможности. У меня не наберётся даже достаточного количества наблюдателей.

— Крымские татары с Правым сектором начали продовольственную блокаду Крыма. Как бы вы отнеслись к аналогичной блокаде Луганской области?

На этот вопрос сложно ответить однозначно. С одной стороны, такой блокадой мы ухудшаем жизнь проукраинских людей «на той стороне». С другой стороны, есть принципиальное отличие между жителями Крыма и жителями оккупированных территорий Донбасса. У 90% жителей Крыма есть паспорта граждан Российской Федерации. Притом что двойное гражданство не предусмотрено законом Украины. Я не могу считать соотечественником того, кто добровольно получил паспорт страны-агрессора, страны-оккупанта. И граждане вражеского государства у меня никакого сострадания не вызывают. Но на том берегу Северского Донца у людей пока украинские паспорта…

— Если бы Путин захотел, российские паспорта могли бы быть и у них.

— До войны их убеждали в том, что они кормят всю Украину, и они верили в это, не замечая парадокса: как нищие могут ещё и кормить кого-то? Потом они верили в истории о распятых мальчиках, бегали с триколорами, георгиевскими ленточками и прочей требухой. Честно говоря, эти люди не вызывают у меня симпатий. Но даже среди них немало тех, кто в корне изменил свои взгляды за прошедший год. Я не сторонник того, чтобы в товарообороте между оккупированными территориями и Украиной присутствовала, например, бытовая техника, одежда и тому подобное. Но есть товары, движение которых через линию соприкосновения мы прервать не можем. Эта связь подобна пуповине: если обрезать её, последствия могут быть катастрофическими для обеих сторон.

«Я не могу считать соотечественником того, кто добровольно получил паспорт страны-оккупанта. И граждане вражеского государства у меня никакого сострадания не вызывают»

— В каких поставках с оккупированных территорий нуждается Украина?

— Как захваченные, так и свободные территории Луганщины обеспечивает электроэнергией Счастьинская ТЭС. Правда, сепаратистам электроэнергию поставляет ещё и Россия, пока бесплатно. Большинство линий электропередачи, обеспечивающих контролируемую украинскими войсками территорию Луганщины, разрушено. Осталась одна-единственная ветка, тянущаяся на север от Счастьинской ТЭС. Если какому-то идиоту с той стороны придёт в голову обрубить эту единственную ветку, чтобы наказать непокорных укропов, станция подачи воды в Попасной, запитанная от этой ЛЭП, остановится автоматически. А 90% воды, проходящей через эту станцию, уходит на оккупированную территорию. В то же время Счастьинская ТЭЦ работает на антрацитовом угле, который поставляется с оккупированной территории. Можно было бы, конечно, высоко поднять голову и сказать: «Да жрите вы свой уголь!», но тогда обе стороны останутся без электроэнергии.

— Не лучше ли купить этот уголь в ЮАР?

— Этот вопрос не по адресу — он вне моей компетенции. Кроме того, уголь должен сначала поступить, а уже потом мы можем отказываться от поставок с той стороны. А я пока этих поставок не видел. Но зато слышал возмущённые возгласы премьер-министра о том, что идёт срыв заготовки угля на зимний период. Таких пуповин, связывающих между собой украинские земли, не одна и не две. Для того чтобы та сторона могла добывать уголь, в котором мы заинтересованы, ей необходим лес, так называемая рудстойка. На юг от Северского Донца почти нет лесов. Мы поставляем сепаратистам этот лес, поставляем различные агрегаты и механизмы для функционирования шахт. Если не будем этого делать, то останемся без света и без воды. Очень легко произносить патриотические лозунги в Киеве, в Днепре или во Львове, но здесь приходится вносить в них поправки.

— Какие товары ходят через линию разграничения? И что является контрабандой?

— Из Украины поставляется рудстойка, продукты питания и медикаменты. С оккупированных территорий к нам идёт в основном уголь и фальсификат табачных и алкогольных изделий. К этим передвижениям товаров, которые регулируются постановлением Кабмина и Антитеррористического центра, некорректно применять понятие «контрабанда», поскольку здесь нет государственной границы. Как правило, мы имеем проблему с превышением лимита и с подакцизными товарами, которые запрещено перевозить через линию разграничения. Чтобы прекратить незаконное передвижение товаров, мы ввели мобильные группы, которые могут «неожиданно возникнуть» в любой точке области. Только благодаря этому поток контрабанды уменьшился на 70%. Кроме того, я приказал любые поставки грузов не только на ту сторону, но и в прифронтовую зону визировать в моей администрации. Потому что много компаний возили непомерное количество товаров в так называемую серую зону, расположенную между первой и второй линиями украинской обороны. Так много продуктов явно не могли потребить местные жители.

«Власть в Донбассе не поменялась, а такого отребья, как здесь, нигде в Украине при власти не было»

— Геннадий Москаль часто перекрывал дороги в «ЛНР», чем давил на террористов. Вы ни разу не делали этого. Почему?

— Потому что когда я пришёл сюда, все дороги уже были перекрыты. Я не стал их открывать. Единственная связь с «ЛНР» сейчас идёт через паромную переправу в селе Лобачёво, работу которой Москаль никогда не прерывал. У меня было желание это сделать. Но проблема в том, что дети из Лобачёво ездят на пароме в школу, расположенную на оккупированной территории. Нужно сначала решить, куда девать этих детей, и только потом перекрывать переправу. Кроме того, местные жители, живущие от торговли с «ЛНР», выступают категорически против закрытия переправы. А главное — их поддерживает командование воинского подразделения, контролирующего это участок. То есть всё не так однозначно.

— Удалось ли остановить отток бизнеса из области?

— Объективно — нет, но этот отток уже не связан ни с войной, ни с коррупцией. До войны основной бизнес Луганской области был ориентирован если не на Россию, то на Луганск с Донецком, которые теперь оккупированы. Сбывать свою продукцию на запад отсюда нерентабельно: логистика съест любую прибыль. Поэтому луганские предприятия переезжают: в Днепропетровск, в Запорожье, в Киев. Здесь нужно ориентировать бизнес либо на локальные потребности, либо на потребности близлежащих областей. Кроме того, есть идея восстановления в Лисичанске нового содового завода, которая находит понимание во всех властных структурах страны. Когда-то такой завод здесь был. Его приватизировали, а потом оборудование продали на металлолом. Всё производство пищевой и технической соды, являющейся сырьём для производства стекла, перешло в Крым. Теперь Крым оккупирован и заблокирован. Производство соды — это стратегическая государственная проблема. Я надеюсь, что её решат в Киеве.

«Можно было бы, конечно, высоко поднять голову и сказать: «Да жрите вы свой уголь!», но тогда обе стороны останутся без электроэнергии»

— А что с двумя самыми крупными предприятиями Луганщины — северодонецким «Азотом» и Лисичанским НПЗ?

— Лисичанский нефтеперерабатывающий принадлежит российской компании, у которой, насколько мне известно, дела сейчас идут неважно. Не думаю, что в ближайшем будущем россияне запустят Лисичанский завод. «Азот» частично готовы запустить, но пока есть проблемы с производством аммиака, необходимого в технологическом цикле. Поскольку аммиак является взрывоопасным веществом, против его производства у нас категорически выступают все спецслужбы и местные жители. Ну и главное, пока для запуска завода не хватает электроэнергии. Мы должны восстановить разрушенные войной линии электропередачи. Об этом недавно договорились в Минске, так что надежда есть.

— Вы говорили, что бюджет Луганской области — это 2,5 млрд грн. На что они расходуются?

— Около 90% — это так называемые защищённые статьи бюджета: расходы на сферы образования, здравоохранения, госаппарат. Львиная доля оставшегося идёт на поддержание жизнедеятельности области. На развитие и восстановление разрушенной войной инфраструктуры приходятся крохи. Причём слово «восстановление» применять не совсем корректно, ведь нельзя же восстанавливать руины. Надо говорить о полноценном строительстве — даже там, где не было войны. Начинать надо с дорог, большинство которых уничтожено отнюдь не войной. Накануне 1 сентября я ездил в Старобельский район открывать одну из школ. Так вот, часть пути мы проехали по полю: так было удобнее и быстрее, чем по «дороге». И таких мест здесь тьма-тьмущая.

В Кабмине понимают приоритетность финансирования Луганской и Донецкой областей?

— Да. Но денег от этого больше не становится. Я тоже понимаю, что сейчас вся страна живёт в долг.

— Каким вы видите будущее оккупированных территорий?

— Я бы хотел вернуть эти территории, но без ваты, без сепаратистов. Их нужно обеспечить билетами до Ростова и Таганрога. Как это сделать, другой вопрос: может, лишать гражданства, может, что-то ещё. Тем, кто призывает к изменению границ Украины, не место в нашей стране. А для террористов, взявших в руки оружие, должен быть один путь — тюрьма.

/ Фокус /


Читайте так же :

Новости наших партнеров :


15 комментариев »

  • укроп пишет:

    «Страна живёт в долг» — а как по мне, то будущее поколение тоже будет жить «в долг»! Реформ понавыдумывали, а жить стало ещё тяжелей!

    Thumb up 35 Thumb down 14

  • Патриот пишет:

    В цілому позитивне інтерв’ю людини, яка розуміє про що вона говорить.

    Thumb up 39 Thumb down 35

  • kloun пишет:

    А у меня после прочтения сложилось впечатление какой-то безысходности. Никакого света в конце тонеля. Мрачно, мрачно… А Тука без огня, ему тоже мрачно и неуютно у нас. Выборов не хочет — а всё уже крутится, оппоблок уже пиарится как обычно, они без комплексов. В бизнесе отток — я, Тука, ничего не могу сделать, тут и раньше так было. Дороги разбитые — тут и раньше так было. А последний абзац вообще ввел меня в ступор. Я так понял, что наше будущее Тука видит лишь в том, чтоб выселить ватников и сепаратистов и всё? Зашибись! Пол Лисичанска отправит «в Ростов и Таганрог»? Что он под этим подразумевает? Просто речевка? Чем эти придурки ему сейчас мешают? Опять «выберут» бойко-дунаевых? Так сделай так, чтоб выборов не было. Назначь свои администрации на время, до принятия изменений в Конституцию, покажи дееспособность такой власти. Потом всё равно новые выборы и люди, увидев новых, про старых забудут. А для бандитов, кто взял в руки оружие — только тюрьма, тут он прав. Хотя, судя по развитию событий, после вчерашней встречи в Париже — и здесь Тука пролетает. Всем типа прощаем все свободны.

    Thumb up 17 Thumb down 11

  • Патриот пишет:

    Мене теж засмутили чутки довкола вчорашньої зустрічі в Парижі. Про яку амністію може йти мова навіть не уявляю? Ось люди їдуть в маршруті, українець і самовдоволені вчорашні сепари, як українцеві до цього ставитися? Адже він точно знає, якщо ситуація зміниться, то пощади чекати не доведеться. Це якесь марення. Навіщо були всі ці жертви не зрозуміло. На сайті правосекiв теж якийсь депресняк, теж розмови про якусь амністію, хай і жорсткішу. Вже краще заморозити конфлікт як є.

    Thumb up 22 Thumb down 16

  • .................... пишет:

    Показать комментарий.

    Thumb up 5 Thumb down 14

  • .................... пишет:

    Показать комментарий.

    Thumb up 7 Thumb down 15

  • Освободитель пишет:

    Все буде добре! В це треба твердо вірити. В України буде гарне майбутнє,треба продовжувати боротьбу і мати трохи терпіння.

    Thumb up 21 Thumb down 11

  • .................... пишет:

    Борьбу с кем? Можете четко определить кто с кем и за что борется?

    Thumb up 6 Thumb down 3

  • Патриот пишет:

    Дивне запитання, Україна намагається очиститися від одноклітинних організмів, які заполонили схід України і які захоплені міфічним рюськім миром. Це зрозуміло всім, не зрозуміло тільки, хто це очищення гальмує. І найголовніше навіщо. Не може бути ніякої амністії багато хромосомним iстотам, чий висохлий мозок просочений ненавистю не тільки до України, але й до всієї західної цивілізації і просто до здорового глузду.

    Thumb up 17 Thumb down 10

  • Освободитель пишет:

    Не с кем, а за что. За лучшую жизнь, без коррумпированной продажной власти, за то, чтобы молодое поколение воспитывалось как патриоты своей страны, а не как продажные твари, для которых важно пожрать, бухнуть и потрахаться. За многое придется побороться. Это война не только с внешним агрессором, тут скорее нужно бороться с врагом внутренним, в том числе внутри себя. Для начала нужно выбрать порядочных людей во власть, и не старых проходимцев из партии регионов или КПУ. И не продаваться «за гречку». Армии помогать и еще много чего….

    Thumb up 27 Thumb down 9

  • азиорос пишет:

    Освободитель: не за что, а с кем? Потому что если Вы не можете идентифицировать врага, значит его НЕТ и вы бьетесь с собственной тенью.
    Вот Вам расклад: по обе стороны войны находятся люди с украинскими паспортами, так же бойцы-иностранцы, богатые люди Украины финансируют одновременно обе стороны конфликта, Внешние государства поставляют сторонам конфликта советников, вооружение, деньги, проводят обучение бойцов. Теперь вопрос- кто с кем воюет, и второй каковы цели войны? Ответь мне, мил человек, на эти два простых вопроса!

    Thumb up 9 Thumb down 4

  • азиорос пишет:

    Патриот! Украина намагаеться, а президент сопротивляется.
    Его цель — что бы было все по новому, но оставалось все по старому. Это уже ясно всем, только слепой это не заметит.
    такая же цель и у Дунаева по Лисичанску — что бы было все по новому, но оставалось все по старому.
    Регионалы никогда не меняются, что Порошенко, что Дунаев — один хрен редьки не горше.

    Thumb up 9 Thumb down 4

  • Освободитель пишет:

    Враг Украины определен военной доктриной

    Thumb up 4 Thumb down 6

  • Патриот пишет:

    Мені не все подобається, але здається такої команди в українському уряді ще ніколи не було. Я б не став його, уряд, сильно критикувати, новій владі ще й 2 років немає. Але деякі речі звичайно лякають, такі як можлива амністія для всіх. Не можу уявити якогось дебіла Гіві в ролі губернатора Луганщини. Бентежить, що покидьки на зразок Кернеса чи Добкіна, які організовували колорадські з’їзди в Харкові, продовжують жити і працювати як ні в чому не бувало. Бентежать комуністичні ідоли у Лисичанську. З приводу останніх, на кого чекаємо?

    Thumb up 6 Thumb down 5

  • инженер пишет:

    Почему не выбрать порядочных людей во власть? Почему местное «население» считает, что любой во власти будет красть, потому как и оно бы крало?
    Может ПОДНЯТЬ СПИСКИ БЕГАВШИХ НА «референдум» И ЛИШИТЬ ИХ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ ПРАВ ПОЖИЗНЕННО,- тогда есть абсолютная возможность изменить жизнь К ЛУЧШЕМУ!

    Thumb up 4 Thumb down 2